АФИНСКАЯ ДЕМОКРАТИЯ В IV В. ДО Н. Э.


akcii-emitiruemie-pri-nastuplenii-opredelennih-sobitij.html
akcii-ih-vidi-i-investicionnie-svojstva.html

Исследуя процесс кризиса классического полиса, не следует все происходившее в Греции в это время видеть только в мрачном свете. В IV в. до н. э., бесспорно, имели место и позитивные явления, одним из которых было совершенствование системы афинской демократии.

Афиняне, наученные горьким опытом олигархических переворотов конца предшествующего столетия, теперь стремились сделать демократическое правление более стабильным и рациональным, предотвратить появление элементов господства охлократии и демагогов, избежать беззакония, часто творившегося в предшествующую эпоху. Теперь гражданский коллектив считает необходимым признать верховным сувереном в полисе не демос, а закон, которому все обязаны повиноваться. Это предполагало некоторое ограничение власти народного собрания.

В частности, в IV в. до н. э. афинская экклесия уже не принимала законов; эта прерогатива была передана специальной комиссии номофетов – законодателей, избиравшихся из числа судей‑присяжных. Процедура утверждения новых законов, отмены старых или внесения изменений в существующие была чрезвычайно усложнена. Такие изменения в государственном устройстве были предприняты для того, чтобы исключить возможность принятия гражданами под влиянием демагогов необдуманных, вредных для полиса законодательных актов.

Тем не менее коллектив граждан полиса по‑прежнему следил за тем, чтобы все его члены на равных принимали участие в политической жизни. Сохранялась система мистофории, позволявшая беднейшим афинянам занимать государственные должности. Более того, совершенствовалась система денежных выплат за участие в управлении полисом. С начала IV в. до н. э. гражданам стали платить даже за посещение народного собрания, т. е. за исполнение их первоочередной обязанности.

В IV в. до н. э. политическая элита демократических Афин уже почти не включала в себя представителей древних аристократических родов: демос смог вырастить лидеров из собственной среды. В связи с этим исчезли некоторые институты, характерные для государственного устройства афинского полиса в предшествующем столетии. Так, осталась в прошлом процедура остракизма, которому подвергали почти исключительно политиков знатного происхождения. Теперь в политической борьбе чаще стали использоваться судебные процессы в гелиэе. Следовательно, общая роль суда присяжных в жизни полиса стала еще более значительной.

Если в предыдущую эпоху видные политики (например, Перикл) были одновременно и видными полководцами, и выдающимися ораторами, и опытными финансистами, то теперь стратеги по большей части занимались только военными делами, не вмешиваясь в чисто политические вопросы, а лидеры полиса зачастую не имели представления о военном искусстве. В IV в. до н. э. в Афинах можно было пользоваться большим влиянием и авторитетом, не занимая какой‑либо официальной должности. Так, великий оратор Демосфен был самым крупным афинским политическим лидером своего времени, но при этом ни разу не избирался ни стратегом, ни архонтом.



Перемены в политической системе и жизни Афин в IV в. до н. э. привели к тому, что государственное устройство стало более соответствовать изменившейся социальной структуре полиса и новой политической ситуации. В целом история Афин на протяжении большей части IV в. до н. э. отличалась стабильностью, отсутствием жестоких междоусобных конфликтов, стремлением разрешать возникающие противоречия мирным путем компромисса. В этом отношении Афины эпохи кризиса отличались в лучшую сторону от большинства других греческих полисов.

Историография

В интерпретации кризисных явлений, охвативших греческий мир в IV в. до н.э., существует большое количество концептуальных расхождений и точек зрения.

Так, в течение десятилетий в историографии была популярна точка зрения, согласно которой в IV в. до н. э. в Греции наблюдался всесторонний кризис:

в экономической сфере – концентрация земельной собственности в руках немногих богатейших граждан, разорение свободного крестьянства и как следствие – общий аграрный кризис, снижение темпов развития ремесел и торговли, активизация рабовладельческих отношений;

в социально‑политической сфере – кризис общественных отношений, нарушение равновесия между высшими и низшими слоями населения, концентрация власти в руках состоятельной элиты, вышедшей из рядов торговцев и ремесленников («буржуазии», по определению некоторых склонных к модернизации исследователей).

Эта точка зрения отразилась в ранних работах известного французского исследователя К. Моссе (C. Mosse), в фундаментальной многотомной монографии «Hellenische Poleis» («Эллинские полисы»), вышедшей в ГДР в 1974 г. под редакцией Э. Вельскопф (E. Welskopf). О кризисе полиса в IV в. до н. э. как всестороннем упадке, в основе которого лежали экономические факторы, говорится и в работах Л. М. Глускиной, Э. Д. Фролова, В. И. Исаевой и др., хотя в последние годы наметились и попытки более неоднозначной трактовки этого кризиса (работы Л. П. Маринович).

Существует и другая точка зрения, согласно которой кризис IV в. до н. э. в Греции был кризисом роста, в ходе которого экономическая и политическая эволюция древнегреческого общества вывела его за рамки полисной замкнутости. В данной концепции [она представлена в трудах чешского ученого Я. Печирки (J. Pecirka)] акцент делается преимущественно на позитивные стороны развертывавшихся процессов.

Наконец, в последние годы в западном антиковедении наметилась тенденция замалчивать кризисные явления в полисном мире IV в. до н. э. и даже – как крайнее проявление – отрицать факт кризиса классического полиса. Ярким проявлением такого подхода стали статьи [среди их авторов – ряд ведуших историков современности: Дж. Дейвис (J. Davies), К. Моссе (C. Mosse), Э. Бадиан (E. Badian), П. Родс (P. Rhodes) и др.] из сборника «Die athenische Demokratie im 4 Jahrhundert v. Chr» («Афинская демократия в IV в. до н. э.»). Правда, между сторонниками такой точки зрения нет полного единства. Так, одни историки вообще не признают наличие кризиса IV в. до н. э., другие утверждают, что кризис был, но не полиса, а лишь системы межполисных отношений; третьи полагают, что в каких‑то регионах греческого мира кризис, может быть, и имел место, но не в Афинах. Единственное, что объединяет приверженцев данного направления, – попытка противопоставить традиционным взглядам нечто новое; но пока это новое еще оставляет много неясностей и скорее ставит новые вопросы, чем позволяет решить уже существующие.

Литература по теме

Глускина Л. М. Проблемы социально‑экономической истории Афин IV в. до н. э. Л., 1975.

Исаева В. И. Античная Греция в зеркале риторики. Исократ. М., 1994.

Маринович Л. П. Греческое наемничество IVв. до н. э. и кризис полиса. М., 1975.

ПечатноваЛ. Г. Кризис спартанского полиса. СПб., 1998.

Фролов Э. Д. Греция в эпоху поздней классики: Общество. Личность. Власть. СПб., 2001.

Фролов Э. Д. Греческие тираны (IV в. до н. э.). Л., 1972.

Фролов Э. Д. Факел Прометея: Очерки античной общественной жизни. Л., 1991.

Die athenische Demokratie im 4 Jahrhundert v. Chr. / Hrsg. von W. Eder. Stuttgart, 1995.

Hellenische Poleis: Krise – Wandlung – Wirkung / Hrsg. von E. Welskopf. Berlin, 1974. Bd 1–4.

Mosse C. La fin de la democratie ath enienne. P., 1962.

PecirkaJ. The Crisis of the Athenian Polis in the Fourth Century B.C // Eirene. 1976. Vol. 4.

ГЛАВА 18




afrikanskij-malij-perepelyatnik.html
afrikanskij-poddelnij-chudo-batat.html
afrikom-kitaj-i-resursnie-vojni.html
afrodicheskie-chastnosti-efirnih-masel.html
after-passing-significant-point.html
ч     PR.RU™