Актуальность уголовной ответственности за преступления против правосудия


aktivnoe-voobrazhenie-osoznannoe-ispolzovanie-sposobnosti-k-voobrazheniyu.html
aktivnost-aminotransferaz-alat-i-asat-v-sivorotke-krovi-povishaetsya-za-5-7-dnej-do-poyavleniya-zheltuhi-narushenie-pigmentnogo-obmena-nastupaet-lish-v-konce-predzheltushnogo-perioda.html

В соответствии с Конституцией РФ (ст.118) правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом. Органы правосудия играют важную роль в осуществлении функций охраны и укрепления законности в борьбе с преступностью и правонарушениями. Их деятельность направлена на охрану прав и свобод человека и гражданина, собственности, окружающей среды, конституционного строя страны. В системе властных государственных структур они являются важнейшим инструментом реализации принципов законности, справедливости, гуманизма. Создание сильной и независимой судебной власти – одна из основных задач проводимой в России судебной реформы.

Как пишут А.В. Бриллиантов и Н.Р. Косевич, «посягательства на нормальный порядок осуществления правосудия наносит серьёзный ущерб правопорядку в стране, ослабляют силу государственной власти, авторитет закона и суда, причиняют вред жизни, здоровью, правам и законным интересам граждан и организаций. Необходимо отметить, что преступления против правосудия обладают большой латентностью» (Бриллиантов А.В., Косевич Н.Р. Настольная книга судьи: преступления против правосудия- М., 2008. С.5-6).

Л.В. Лобанова в работе «Преступления против правосудия. Общая характеристика и классификация» (Волгоград, 2004. С.4) отмечает, что в структуре официально зарегистрированной преступности посягательства против правосудия занимают незначительное место. Их доля в общем количестве известных компетентным органам преступлений в среднем составляет не более одного процента. Однако интерес к их изучению от этого не должен теряться.

Во-первых, весьма велика степень латентности преступлений против правосудия.

Во-вторых, чрезвычайно высока их общественная опасность.

Л.В. Лобанова солидарна с А.М. Лариным, который сравнивал по своим последствиям преступления против правосудия с наиболее тяжкими преступлениями («Круглый стол» - «Конституция Российской Федерации и совершенствование юридических механизмов защиты прав человека // Государство и право. 1994. №10. С.15-16).

Обращает на себя внимание и органичная связь таких посягательств с другими опасными формами поведения, с коррупцией. По данным Н.А. Егоровой, в 24,3 % случаев взяточничества дополнительным объектом последнего становились общественные отношения в области борьбы с преступлениями и другими правонарушениями (Егорова Н.А. Коррупция и ограничение прав человека // Теория и практика ограничения прав человека по российскому законодательству и международному праву. Ч.2. Т.1. Н-Новгород, 1998. С.45-46).

Значимость общественных отношений, возникающих при отправлении правосудия, обусловливает необходимость их охраны уголовно-правовыми средствами. В связи с этим в Уголовном кодексе РФ имеется специальная глава «Преступления против правосудия».

Закон не дает определения данной группе преступлений. В теории уголовного права под преступлениями против правосудия понимаются умышленные преступные деяния, посягающие на нормальную работу органов правосудия, совершаемые должностными лицами указанных органов или иными лицами, противодействующими этой деятельности.



Родовым объектом преступлений против правосудия являются общественные отношения, обеспечивающие нормальное функционирование органов правосудия.

В специальной литературе термин «органы правосудия» употребляется в широком и узком смыслах. В широком смысле под органами правосудия понимаются не только суды всех уровней, но и органы, непосредственной задачей которых является содействие правосудию. Это органы, осуществляющие дознание, предварительное следствие, органы прокуратуры, налоговой полиции, подразделения, исполняющие вступившие в силу приговоры, решения, определения и постановления судов. Своей работой они обеспечивают правосудие, их деятельность, как и судебная, осуществляется в определенной процессуальной форме.

Поэтому правосудие как объект уголовно-правовой охраны – понятие более широкое, нежели правосудие в качестве специфического вида государственной деятельности, осуществляемой только судом при рассмотрении уголовных, гражданских и арбитражных дел.

В понятие родового объекта преступлений против правосудия должна быть включена деятельность (помимо судов общей юрисдикции) арбитражных судов по разрешению экономических споров и споров в сфере управления, поскольку в соответствии с Конституцией РФ арбитражные суды являются составной частью судебной системы Российской Федерации и в их задачи входят защита охраняемых законом прав и интересов граждан и организаций, содействие правовыми средствами укреплению законности в экономических отношениях.

Непосредственным объектом преступлений против правосудия являются общественные отношения, обеспечивающие нормальное функционирование отдельных звеньев органов, составляющих в целом систему правосудия (суд, прокуратура, органы следствия, дознания, исправительные учреждения и др.), т.е. органов, деятельность которых урегулирована процессуальным законодательством, которые от имени государства могут вступать в рамках уголовного или гражданского судопроизводства в правовые отношения с гражданами и юридическими лицами, осуществляя задачи и цели правосудия.

При совершении ряда преступлений против правосудия вред может быть причинен и личности, например, при посягательстве на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование (ст.295 УК), при угрозе или насильственных действиях в связи с осуществлением правосудия или производством предварительного расследования (ст.296 УК), неуважении к суду (ст.297 УК) и т.д. В таких случаях жизнь, здоровье, честь и достоинство, законные права и интересы личности выступают в качестве дополнительного непосредственного объекта преступлений против правосудия.

Преступления против правосудия всегда связаны со спецификой деятельности органов правосудия, поэтому иные посягательства, нарушающие нормальную их работу, но не связанные со спецификой правосудия, представляют собой преступления против интересов государственной службы (злоупотребление должностным положением, взяточничество и т.п.) либо против порядка управления (например, подделка документов).

Объективную сторону преступлений против правосудия составляют различные формы противодействия надлежащему функционированию органов, отправляющих правосудие. Большинство этих преступлений совершается путем активных действий, например, незаконное освобождение от уголовной ответственности (ст.300 УК), фальсификация доказательств (ст.303 УК), однако некоторые из них могут совершаться и в результате бездействия, например, отказ свидетеля или потерпевшего от дачи показаний (ст.308 УК), неисполнение приговора суда, решения суда или иного судебного акта (ст.315 УК).

Объективная сторона большинства составов преступлений против правосудия сконструирована законодателем таким образом, что они считаются оконченными с момента совершения указанных в конкретной статье Уголовного кодекса действий или бездействия. Однако и в этих случаях последствия в виде причинения вреда политического, идеологического, психологического, организационного характера имеют место и учитываются при назначении наказания в пределах санкций соответствующих статей.

Субъективная сторона преступлений против правосудия характеризуется только умышленной виной, причем, как правило, умысел бывает лишь прямым.

В диспозициях ряда норм содержится указание на заведомость, что означает осознание виновным определенных фактических обстоятельств, например, невиновность привлекаемого к уголовной ответственности, незаконность задержания, неправосудностьприговора. Отсутствие указанного в законе признака заведомости в характеристике интеллектуального момента умысла виновного исключает уголовную ответственность и превращает содеянное в дисциплинарный проступок, если речь идет о должностных лицах органов правосудия.

В ряде составов (посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование, – ст.295 УК, провокация взятки – ст.304 УК и др.) в качестве обязательного признака субъективной стороны указана цель совершения преступных действий.

Для большинства преступлений против правосудия мотив не составляет конструктивного признака состава, обычно виновным руководят корысть, месть, ложно понятые интересы службы и другие низменные побуждения.

Субъект многих преступлений против правосудия специальный – работники правоохранительных органов, участвующие в осуществлении правосудия, – судьи, прокуроры, следователи, дознаватели (ст.299-302, ч.2 и 3 ст.303, ст.305 УК); отдельные участники уголовного или гражданского процесса (ч.1 ст.303, ст.307, 308 УК), лица, предупрежденные о недопустимости разглашения данных предварительного расследования (ст.310 УК); лица, которым были доверены или стали известны в связи с их служебной деятельностью сведения о мерах безопасности, применяемых в отношении судьи и участников уголовного процесса (ст.311 УК); лица, отбывающие наказание в местах лишения свободы или находящиеся в предварительном заключении (ст.313, 314 УК). Во всех других случаях субъектом преступлений против правосудия являются любые лица, достигшие 16 лет.

Таким образом, нормальная работа органов правосудия может нарушаться двумя группами субъектов:

1) должностными лицами, осуществляющими функции правосудия и наделенными в связи с этим определенными властными полномочиями (судьи, прокуроры, следователи и др.);

2) иными лицами, противодействующими расследованию, судебному рассмотрению уголовных и гражданских дел, исполнению приговоров и решений суда (свидетели, эксперты, переводчики, осужденные и др.).




akkreditivnaya-forma-raschyotov-s-predvaritelnim-deponirovaniem-sredstv.html
akkulturaciya-v-mezhkulturnih-vzaimodejstviyah.html
akkumulirovanie-kapitalov-naseleniya-v-mestnuyu-ekonomiku.html
akkuratova-nikiti-nikolaevicha.html
akmeizm-ot-grech-akte-visshaya-stepen-chego-libo-cvetushaya-sila-vershina-modernistskoe-literaturnoe-techenie-v-russkoj-poezii-1910-h-godov.html
ч     PR.RU™